Владимир Глебович Воронцов

Владимир Глебович Воронцов (Москва, 1944 — Москва, 1995(?)) — рабочий-сварщик, антисоветский террорист. 11 января 1991 года совершил в Калуге два политических убийства: застрелил редактора печатного органа КПСС и председателя профкома строительного треста. Приговорён к смертной казни и расстрелян в Российской Федерации уже после распада СССР.

Родился в обеспеченной московской семье. В юности примкнул к подростковой хулиганской компании, участвовал в разбойном нападении на киоскёра. Был отправлен в исправительно-трудовую колонию. Придерживался «отрицаловских» принципов, участвовал в бунте против администрации. Вскоре после освобождения снова арестован и осуждён за разбой.

По воспоминаниям Воронцова, после второй отсидки он стал законченным антисоветчиком и возненавидел коммунистов. Немалую роль в формировании такой идеологической позиции сыграл тот факт, что Воронцов отбывал наказание вместе с убеждёнными антикоммунистами, в том числе «лесными братьями». В общей сложности он провёл в местах лишения свободы около 10 лет.

Освободившись, Воронцов был ограничен в выборе места жительства и не мог вернуться в Москву. Устроился в Калуге, работал сварщиком домостроительного комбината. В 1986 году посетил Тулу и приобрёл охотничье ружьё, из которого изготовил двуствольный обрез.

Он по-прежнему считал КПСС преступной организацией. В 1990 году, во время перестройки, вступил в Народный фронт, участвовал в митингах и собраниях. Однако он был сторонником радикальных действий, а потому быстро разочаровался в тогдашней оппозиции, которая ограничивалась словесной критикой КПСС.

Воронцов составил список из восьми (по другим данным — пятнадцати) фамилий функционеров КПСС и ВЦСПС. Каждую фамилию сопровождал перечень «преступных деяний». Все перечисленные в «списке Воронцова» подлежали, согласно его плану, физической ликвидации — как руководящие коммунисты.

11 января 1991 года Владимир Воронцов пришёл в редакцию газеты «Знамя» — органа Калужского обкома КПСС. Это издание Воронцов считал реакционно-коммунистическим, главный редактор Иван Фомин числился в списке. Убийство Фомина готовилось заранее, Воронцов посещал редакцию якобы для устройства рабкором. Он оставлял там свои данные и не сомневался в быстром аресте после акции.

Войдя в кабинет редактора, Воронцов приказал Фомину встать и трижды выстрелил из обоих стволов обреза. На шум появился фотокорреспондент Геннадий Головков. Воронцов приказал ему выйти и выстрелил через дверь (впоследствии он сожалел, что «невиновный попался под руку»). После этого Воронцов вышел в коридор, за ним последовал тяжело раненый Фомин. Увидев это, Воронцов выстрелил снова — четвёртой пулей Фомин был убит. Головков остался жив, но его пришлось госпитализировать с огнестрельным ранением и сильной потерей крови.

Из редакции Воронцов направился в обком, намереваясь убить нескольких секретарей и заведующих отделами. Однако от этого плана ему пришлось отказаться, поскольку вахтёр не впустил посетителя без пропуска. Тогда Воронцов направился в трест «Строймеханизация» и двумя выстрелами убил секретаря профкома Анатолия Калужского, также числившегося в списке.

Милиция Калуги была поднята по тревоге и снабжена приметами убийцы. Однако Воронцов не скрывался. Совершив два убийства, он посчитал свой план реализованным в максимально возможных масштабах. Он сам позвонил дежурному областного УВД, предупредил о явке и сдался.

На следствии Владимир Воронцов держался жёстко, вину не отрицал. Свои действия он мотивировал идейной (не личной) ненавистью к коммунистам за «двуличие» и преступления режима.

Суд Калужской области приговорил Владимира Воронцова к исключительной мере наказания — смертной казни. Приговор был вынесен в марте 1992 года. На процессе Воронцов вновь назвал коммунистов преступниками, а свои действия — актом идеологической борьбы. Убийство Фомина обосновал «нападками „Знамени“ на демократию», убийство Калужского — «притеснениями рабочих». Гордился своим участием в антикоммунистической борьбе, к собственной судьбе проявлял полное равнодушие. По некоторым отзывам очевидцев, последнее слово Воронцова вызвало аплодисменты в зале

Несмотря на радикальное изменение политической ситуации и накалённый антикоммунизм в России начала 1990-х, Владимир Воронцов отказался подать прошение о помиловании. В письме президенту Ельцину, датированном 17 августа 1993, Воронцов настаивал на приведении приговора в исполнение. Ни о каком раскаянии речи при этом не шло: Воронцов заявлял, что государство должно быть таким же последовательным, как он.

Информация о приведении приговора в исполнении официально не оглашалась, но в открытых источниках говорится, что «приговор привели в исполнение за несколько месяцев до того, как Россия приняла мораторий на смертную казнь». Последний год, когда в России сообщалось о приведении смертных приговоров в исполнение — 1995.

Двойное убийство, совершённое в Калуге Владимиром Воронцовым, явилось одним из первых актов индивидуального политического террора времён Перестройки и последующих реформ.

One thought on “Владимир Глебович Воронцов

  1. У погибших остались семьи, но об этом террорист не вспоминал. Угрызений совести не больше, чем страха то есть, ни тени. Словно и не человек сидел перед следователем, а машина убийства. Но ведь именно так Владимир Воронцов и воспринимал себя орудием народного возмездия.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*