Родина и свобода

Националистический фронт «Родина и свобода», «Патриа и Либертад» (исп. Frente Nacionalista Patria y Libertad, PyL) — радикальная чилийская антикоммунистическая организация 1971—1973 годов. Придерживалась антикоммунистической идеологии революционного национализма и «Третьего пути», была близка к неофашизму. Располагала военизированными формированиями. Вела подпольно-террористическую борьбу с правительством Сальвадора Альенде, коммунистами и леворадикалами. Активно способствовала успеху переворота 11 сентября 1973 года. Распущена через день после прихода к власти Аугусто Пиночета.

«Родина и свобода» была учреждена на массовом митинге правых 1 апреля 1971 года. Инициатором её создания выступил 33-летний юрист Пабло Родригес. Кадровую основу составила правоориентированная молодёжь из средних слоёв, возмущённая социалистической политикой правительства Альенде. Пользовалась поддержкой мелкой и средней буржуазии, части городского люмпенства, региональных сообществ и землевладельцев южной части Чили.

Jovenes integrantes del ultra derechista movimiento Patria y Libertad, marchan en el centro de Santiago en agosto de 1973. FOTO: CHAS GERRETSEN / NEDERLANDS FOTOMUSEUM ++ PROHIBIDO ARCHIVAR, DERECHOS PARA PUBLICAR SOLO UNA VEZ++

Главной задачей «Родины и свободы» был объявлен отпор марксистско-тоталитарным тенденциям «правительства народного единства». Организация устраивала уличные беспорядки, осуществляла диверсии и теракты. Была налажена доставка оружия из-за границы, установлены оперативные связи с военно-морской разведкой и ЦРУ США. Главным пропагандистским рупором PyL являлась радиостанция Agricultura.

Наиболее известная акция PyL — убийство Артуро Арайя, военно-морского адъютанта президента Альенде. Полной ясности по этому событию нет, однако предполагается, что акцию осуществила группа боевиков PyL во главе с Роландо Матусом и Гильермо Клавери. PyL считается причастной к убийству генерала Рене Шнейдера. Предполагается, что боевики Родригеса и Тиеме совершили серию взрывов, диверсий (блокирование коммуникаций, организация перебоев в электропитании и топливном снабжении), нападений и убийств левых активистов. Однако расследование таких случаев крайне затруднено из-за того, что чилийские боевики, как ультралевого, так и антикоммунистического толка, постоянно использовали симолику друг друга для формирования в обществе негативного образа врага. Исследователи отмечают, что коммунистические боевики часто использовали символику “Родины и свободы” и переодевались в карабинёров, когда собирались “на дело”; со своей стороны, боевики PyL тоже пытались всеми силами подставить коммунистов.

«Родина и свобода» принимала организующее участие в массовых антиправительственных акциях — забастовках грузоперевозчиков и шахтёров, саботаже торговцев, протестных маршах домохозяек. 29 июня 1973 «Родина и свобода» поддержала мятеж «Танкетасо».

11 сентября 1973 года активисты «Родины и свободы» оказывали активное содействие военным путчистам. Однако 13 сентября было объявлено о роспуске организации. Тому было несколько причин. Во-первых, формально задачи PyL считались выполненными. Во-вторых, Правительственная хунта не намеревалась терпеть вооружённых гражданских союзников с опытом террористического подполья. В-третьих, чилийская хунта сильнейшим образом ориентировалась на построение гражданского общества, “диктатуры закона” и международную интеграцию, и не хотела отвечать на вопросы международного сообщества насчёт сотрудничества с подпольными боевиками. Наконец, в самой Правительственной хунте были серьёзные разногласия относительно дальнейшего развития страны. Генерал Пиночет, адмирал Мерино Франко и глава Корпуса карабинёров Сесар Мендоса Дуран в той или иной мере ориентировались на открытый рынок, капиталистический путь и “неолиберализм”. Им противостоял влиятельный глава ВВС Густаво Ли, который был сторонником фашистской модели, корпоративного государства и сильной госрегуляции. Густаво Ли вдохновлял пример Анвара Садата (он хорошо знал египетские реалии, потому что был близким другом Хосни Мубарака, тогда главы египетских ВВС). Таким образом, “Родина и свобода” была союзником Густаво Ли в том случае, если бы он захотел настоять на своём проекте развития Чили.

images

В то же время многие лидеры и активисты PyL, начиная с Пабло Родригеса, были привлечены в государственный и пропагандистский аппарат нового режима. Некоторые боевики организации (Луис Пальма Рамирес, Сильвио Трухильо Миранда, Роберто Фуэнтес Моррисон и другие) вошли в состав Comando Conjunto — Объединённой команды — сводной оперативной группы разведорганов ВВС, ВМФ, карабинеров, полицейского следствия и гражданских ультраправых, совершившей серию похищений и убийств коммунистических подпольщиков. “Родина и свобода”, таким образом, была безболезненно интегрирована в общество, избежала политической маргинализации и перестала представлять какую-либо угрозу. Густаво Ли в скором времени был выведен из состава Правительственной хунты. Его место занял Фернандо Маттеи.

Деятели «Родины и свободы» поддерживали антикоммунистическую политику Пиночета, однако критиковали его за приверженность капиталистической линии и “антинациональные” шаги, направленные на “распродажу Чили иностранным компаниям”. Идеология «Родины и свободы», сформулированная в манифесте Пабло Родригеса (весна 1971 года) основывалась на революционном национализме и корпоративизме, включала заметные коллективистские и антикапиталистические элементы. «Родина и свобода» добивалась распространения корпоративной собственности работников и «функциональной демократии» — создания корпоративных органов государственного управления. Это входило в противоречие с принципами военной диктатуры и неолиберальной экономической политики Пиночета.

Некоторые лидеры PyL позволяли себе критические высказывания о политике военных властей – например, Роберто Тиеме называл Аугусто Пиночета «предателем национализма. Они осуждали экономический либерализм, однозначную ориентацию на частный капитал, открытие чилийской экономики для иностранного проникновения. Репрессиям корпоративисты не подвергались, но были отстранены от принятия государственных решений и выведены из политики. Очерк истории Patria y Libertad, написанный видным деятелем организации Мануэлем Вендлингом с национал-корпоративистских позиций, был запрещён военной цензурой. Идеологические расхождения были столь существенны, что ксерокопированные экземпляры изымались полицией, а Вендлинг был предупреждён о возможном аресте.

Идеология режима основывалась на правоконсервативной концепции гремиализма (гильдизма), разработанной бывшим членом PyL Хайме Гусманом Эррасурисом. Позиции Хайме Гусмана были отчасти близки к PyL (сходство определялось католической социальной доктриной), но категорически отвергали крайности фашистского корпоративизма.

В демократической Чили неофашисты превратились в маргинальный политический сектор. Их активность сводится к уличному хулиганству «скинхедского» толка: в основном они нападают на представителей ЛГБТ-общественности, протестуют против “заселения Чили инородцами” и пишут на заборах и стенах критику США и Израиля. Правоконсервативные силы в стране влиятельны, но не склонны к радикализму. Бывшие лидеры PyL отошли от политики.

В середине 2000-х годов чилийские власти возобновили расследования терактов, совершённых боевиками «Родины и свободы». Был привлечён к ответственности оперативный руководитель военизированной структуры PyL Роберто Тиеме, однако дело не было доведено до суда. В 2005 году был арестован бывший боевик PyL Хуан Патрисио Касерес, обвинённый в похищении и убийстве сторонника Альенде 16 сентября 1973 года.

В декабре 2006 года ветераны Patria y Libertad и их сторонники провели массовую акцию, явившись отдать последний долг скончавшемуся генералу Пиночету.

Летом 2011 года Роберто Тиеме в специальном заявлении солидаризировался с протестными выступлениями студентов против правоконсервативного правительства Себастьяна Пиньеры: “Как бывший националистический лидер и гражданин нашей страны объявляю о полной поддержке социального движения. Убеждён, что граждане, сознающие свои демократические права, добьются равенства, справедливости и подлинного развития. Тот, кто пытается приписать Patria y Libertad тёмные реакционные цели, не заслуживает звания свободного националиста”.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*