Народно-трудовой союз российских солидаристов (НТС)

Народно-трудовой союз российских солидаристов (НТС) — политическая организация русской эмиграции. Издаёт журналы «Посев» и «Грани», а также газету «За Россию».

До Второй мировой войны

Предшественником НТС был Союз русской национальной молодёжи (СРНМ). К 1929 году этот Союз объединил несколько аналогичных молодёжных организаций и был переименован в Национальный союз русской молодёжи за рубежом. 1 июня 1930 г. на Первом съезде представителей групп и союзов русской национальной молодёжи в Белграде было провозглашено о создании единого Союза, объединившего молодёжные группы в Югославии, Франции, Болгарии, Нидерландах, а также девять представителей югославских отделений Русского союза национальной молодёжи. На этом же съезде был выбран руководящий состав НСРМ, сформулированы идеологические положения новой организации, принят её временный устав.

Спустя 17 месяцев после 1-го съезда в Белграде состоялся 2-й съезд НСРМ. На нём было изменено и название Союза. С этого момента он стал именоваться Национальным союзом нового поколения (НСНП). В Устав Союза был введён и новый пункт — возрастной ценз. Теперь в Союз могли поступать только родившиеся после 1895 года. Возрастной ценз, по мнению членов Союза, должен был оградить организацию от «грехов и предрассудков прошлого», то есть от влияния старых партийных деятелей, на которых отчасти возлагалась вина в трагедии России.

НСНП ориентировался на концепцию так называемого «корпоративного государства». Позднее, в годы Второй мировой войны, термин «корпоративное государство» перестаёт употребляться и заменяется на термин «солидари́зм».

Организация ставила целью борьбу за свержение коммунистического строя в России. Засылаемые в СССР агенты РОВС арестовывались благодаря разветвлённой агентуре ОГПУ в среде белой эмиграции. В связи с этим руководство НТС решило сменить тактику (после войны это легло в основу «молекулярной теории» Владимира Поремского) — засылать по одному агентов, не знакомых друг с другом, чтобы их не могли вычислить через их связи, а затем агенты будут самостоятельно искать в СССР единомышленников.

В 1932 году шесть членов НСНП по каналам Братства Русской Правды были направлены в СССР через Прибалтику. Все они погибли. Руководство Союза договорилось с РОВС об использовании его каналов. Летом 1933 года через румынскую границу в СССР были посланы Петр Ирошников и Михаил Флоровский. Оба попали в ловушку к чекистам и тоже погибли. Летом 1934 года по каналам РОВСа границу перешли член НСНП Г. Е. Прилуцкий; он и его напарник с трудом избежали ловушки и вернулись в Финляндию.

В 1935 году перешли границу в Маньчжурии члены НТС Иннокентий Кобылкин, Евлампий Перелядов и Борис Олейников. Они добрались до Москвы, провели там некоторое время, завязали контакты. Потом они отправились обратно, пересекая всю Сибирь. Уже у границы их опознал знавший их ранее в Харбине железнодорожник и выдал чекистам. Все трое были в сентябре расстреляны в Иркутске.

Для подготовки людей и переброски их в СССР были созданы особые школы. Это стало возможным в 1937 г. — после того, как председателем польского отдела А. Э. Вюрглером по согласованию с идеологом НТСНП М. Георгиевским была налажена связь с польским Генеральным штабом. Обе стороны были заинтересованы друг в друге. Члены Союза получали возможность, пройдя курс обучения на разведкурсах, «уйти по зелёной дорожке» в СССР для выполнения своей работы. Польские же власти при минимальных затратах получали неисчерпаемый источник сведений об обстановке в Советском Союзе.

В августе 1938 года из Польши в СССР были направлены три группы НСНП. Первая натолкнулась на пограничный патруль. Владимир Бабкин и Софронтий Спица погибли, А. Чупрунов был вынужден вернуться. От второй пошёл Константин Гурский и тоже был убит. Лишь третья, в составе Г. Околовича и А. Колкова благополучно прошла. Они провели четыре месяца в Советском Союзе, объездили много городов и, изучив обстановку, вернулись. Их опыт послужил подготовке следующих групп под руководством Околовича, возглавившего потом закрытую работу НТС.

Летом 1939 года в СССР были направлены девять человек. Первая группа, Василий Дурново и Александр Колков (вторично) и вторая, А. Чупрунов (вторично) и Овчинников, благополучно прошли. В третьей, М. Бржестовский был вынужден вернуться назад, о Баге (Петре) Берегулько сведения противоречивые: по одним, он погиб в перестрелке, по другим, ушёл вглубь страны. В четвёртой группе Владислав Коняво-Фишер погиб на границе, двое других вынуждены были вернуться: от долгого пребывания в воде их документы пришли в негодность.

Помимо людей, накануне войны в СССР разными путями направлялись и печатные материалы НСНП. Для анализа советской печати и производства литературы в 1937 году была создана конспиративная база «Льдина». На основании заброшенной в страну литературы могли возникать группы, не связанные с зарубежным центром. О раскрытии такой группы НСНП в Москве сообщило московское радио 6 декабря 1938 года. Имена восьми состоявших в ней молодых людей остались неизвестными.

Вторая мировая война

В июле 1938 года НСНП формально распустил свой отдел в Германии, чтобы избежать сотрудничества с национал-социалистическими властями.

Начавшаяся в сентябре 1939 года Вторая мировая война прекратила переходы в Польше, но открыла возможности в Румынии, где производился обмен населения в пограничной области. Здесь перешло границу ещё десять человек из НСНП. Из них, Димитрий Лукницкий погиб при переправе через Прут; Василий Леушин и Владимир Чеботаев были вскоре захвачены в Галиции и Буковине. Машута Дурново и Георгий Казнаков тоже были захвачены через 4 месяца после перехода. Но пяти удалось обосноваться в СССР. В итоге, по-видимому, десять человек погибло при переходе или вскоре после перехода границы. Девять начали вторую жизнь, положив начало организации НСНП внутри СССР.

Судьбы их сложились по-разному. Василий Дурново, Евгений Акулов, Димитрий Потапов, по-видимому, были арестованы органами госбезопасности после войны и попали в лагеря. Александр Колков умер от тифа на Кавказе в 1943 году. Чупрунов был призван в армию, попал в плен, был взят немцами в переводчики, заболел туберкулезом, встретился с НТС в Варшаве, но пропал без вести после эвакуации оттуда санитарным поездом. Хлобыстов обосновался в Смоленске, где встретил членов Союза под немецкой оккупацией. По возвращении советских войск он был призван в армию; дошёл до Берлина, был оставлен служить в оккупационных частях, оттуда восстановил связь с зарубежным НТС. После демобилизации поселился в Горьком и создал группу Союза, которая была раскрыта через несколько лет в результате доноса. Юрий Рогальский — в нарушение правил — прислал своей знакомой в Югославию открытку из южной России, больше о нём известий не было. Овчинников и Рыжков продолжали жить под чужими фамилиями на нелегальном положении.

В 1940-41 годах 15 членов НСНП подверглись арестам и допросам гестапо в Праге и других городах.

С осени 1941 года стали образовываться группы НСНП в Минске и Витебске, создан был центр в Смоленске, где работе Союза покровительствовал городской голова Меньшагин и где умер от тифа руководивший этой работой В. В. Бранд. Далее деятельность распространилась на район Пскова вплоть до Гатчины, на Вязьму, Брянск, Орел. К лету 1942 года деятельность НТС охватила и юг. В Киеве было несколько групп, значительные группы были в Виннице, Днепропетровске, Одессе, велась работа в Кировограде, Полтаве, в Крыму и короткое время даже в Грозном. К 1943 году было охвачено 54 населенных пункта, в которых действовало до 120 групп. Многие состояли из 2-3 человек, но в некоторых было до 15 членов. Кое-где находились возможности доступа к типографиям, печатались и распространялись листовки и брошюры.

В марте 1942 года немцами были созданы учебные лагеря в Циттенхорсте, а затем в Вустрау под Берлином, куда отбирались квалифицированные лица из военнопленных для подготовки к административной работе «на Востоке». Преподавание в них взяли в свои руки руководители НСНП. Из более 500 русских курсантов в НТС было принято около 30 человек, в том числе будущие видные его деятели. Там издавались необходимые Союзу печатные материалы — как подпольно, так и открыто, под видом учебных пособий.

НТСНП сотрудничал с руководителем РОА генералом А. Власовым. В марте 1943 года была создана школа пропагандистов РОА в Дабендорфе под Берлином. Власов пригласил из Вустрау руководить Дабендорфом генерала Ф. И. Трухина, бывшего преподавателя Академии генерального штаба, к тому времени члена Совета НСНП, и 10 человек по его выбору. Среди них были А. Н. Зайцев (Артёмов), А. А. Кандауров, Н. Г. Штифанов, ген. Меандров. Через курсы в Дабендорфе прошли в общей сложности 4500 курсантов; от 40 до 50 из них были приняты в НСНП.

С 1943 года организация стала называться «Национально-Трудовой Союз» (НТС).

НТС вёл также пропагандистскую работу среди советских граждан — беженцев, пленных и «остарбайтеров» в районах Берлина, Вены, Гамбурга, Дрездена, Людвигсхафена, Штутгарта и других городов. Многие члены НТС состояли в редакциях, либо сотрудничали с коллаборационными немецкими СМИ, например, с газетой «Новый путь».

По словам видного члена организации А. П. Столыпина, руководство НТС пыталось завязать контакт с американскими и английскими правительственными кругами летом 1943 года. Посредником в этом деле выступал сотрудник Красного Креста швейцарец Г. Брюшвейлер. Существенную роль в этих попытках играл и член НТС М. Гроссен, также швейцарский подданный. Попытки наладить связи с западными странами предпринимались и позже. Так, например, ранней весной 1944 г. председатель НТС во Франции (А. Столыпин) был уполномочен (согласно привезенному членом Исполнительного бюро В. Поремским распоряжению Центра) вступить в контакт «с представителями демократий, прежде всего с французским правительством». В 1943 г. за связь с английской разведкой был арестован руководитель НТС в Венгрии барон Н. Винекен.

В 1943 г. под Полоцком незадолго до немецкого отступления члены НТС П. Д. Пономарев и В. И. Алексеев провели несколько открытых митингов под русским трехцветным флагом.

В 1943 г. членом НСНП Ростиславом Полчаниновым в оккупированном немцами Пскове был создан подпольный скаутский отряд, который существовал до 1944 г. В 1944 г. по доносу советских подпольщиков Полчанинов за антинемецкую деятельность был арестован Гестапо.

С лета 1943 года на членов НТС обрушиваются немецкие репрессии. В результате расстреляны или погибают в тюрьме более 30 человек (Семен Алексеенко в Молодечно; Михаил Бондаренко в Пинске; Александр Зудков и Петр Рисов в Варшаве; Евгений Волновский в Могилеве; Сергей Гладков, д-р Лосев (погибший по вине русского следователя за связь с партизанами) и Анатолий Шумский в Минске; Игорь Горин, Лидия и Роман Сорокины в Смоленске; Владимир Лукашеня и Николай Сагайдаковский в Барановичах; Кирилл Зудшин; Нина Борисова, Николай Патутин, Иван и Ядвига Залесские во Пскове; Георгий Косинов в Борисове; Николай Павлов на Волыни; Юрий Пянков в Одессе; Евгений Русаков в Санборе; Иван Сушенко в Одессе; Михаил Сончик в Ровно; Николай Шалдыкин в Вязьме; Илья Шахов в Ченстохове; Александр Шацкий в Тарнове и другие).

В результате общения с соотечественниками в 1944 г. родилась новая Схема, или проект программы НТС. Особенностью этого документа по сравнению с предыдущими программами НТС было положение о том, что евреи, оставаясь на территории Российского государства, должны проживать в специально предоставленной им области, они могут покинуть страну, но без вывоза капитала. В более ранних текстах не было и намека на антисемитизм, он отсутствовал и во всех послевоенных программах. Позднее говорилось, что эта антисемитская черта появилась в результате нацистского давления. Но поскольку НТС так или иначе был на нелегальном положении и многие его руководители и рядовые члены провели часть войны в тюрьмах, неясно, почему подпольная организация сочла нужным подчиниться такому давлению.

В Бреславле и Верхней Силезии было около 80 членов НТС (многие из числа интеллигенции, эвакуированной первоначально в Пятигорск на Кавказе). Начиная с 12 июня 1944 года, 44 из них были арестованы Гестапо; одновременно были аресты в Польше и в Австрии. 24 июня было арестовано около 50 членов НТС в Берлине, в том числе председатель В. М. Байдалаков и все Исполнительное Бюро: Д. В. Брунст, К. Д. Вергун, В. Д. Поремский. 13 сентября под третью волну арестов попало запасное Исполбюро: Е. Р. Романов (Островский), М. Л. Ольгский и Г. С. Околович. Им вменялась в вину антинемецкая пропаганда, связь с партизанами и неподконтрольность организации, действовавшей как «государство в государстве».

Часть арестованных была отправлена в концлагеря, часть содержалась в тюрьмах. В тюрьме в Бреславле Г. А. Рар и Г. Полошкин-Позе умудрились на обрывках конвертов, которые клеили заключенные, сделать два номера рукописного журнала — «Набат за решеткой».

Многие из примерно 150 членов НТС, арестованных в 1943—1944 годах, погибли в Бухенвальде, Берген-Бельзене, Дахау, Гросс-Розене, Заксенхаузене и других немецких концлагерях.

4 апреля 1945 года генералу Власову удалось добиться освобождения руководящих членов Союза из тюрьмы на Александерплац в Берлине.

Американский историк А. Даллин писал: «Значение НТС в контексте германской восточной политики в том, что […] решительная и хорошо организованная группа сумела инфильтрировать почти все немецкие ведомства, занятые русским вопросом, и оказывать на них давление. Но в итоге русские национальные интересы, как их видел НТС, возобладали над этим временным приспособленчеством, привели к конфликту с Гестапо и к аресту руководства НТС летом 1944 года» («German Rule in Russia», 1957, с. 526).

Холодная война

После войны центр НТС обосновался в лагере перемещённых лиц Мёнхегоф под Касселем в Западной Германии. НТС вёл пропаганду среди эмигрантов «второй волны» и пытался вести пропаганду среди советских оккупационных войск в Германии и Австрии.

В начале 1949 года на Совете НТС в качестве «отправной методической идеи» организации была принята «молекулярная теория», разработанная В. Д. Поремским. Согласно этой теории, в тоталитарном государстве возможно создание мощной оппозиционной организации, отдельные ячейки которой («молекула»), руководствуясь общими целями, действовали бы в одном направлении. При этом горизонтальные связи между «молекулами» не предполагались. Руководящую и координирующую роль, объединяющую ячейки и организации, должен был взять на себя зарубежный центр.

Советские органы госбезопасности производили похищения руководителей НТС за рубежом и пытались расправиться с ними:

Осенью 1947 г. с помощью советского агента Е. Ключевской был похищен из Берлина член НТС Ю. А. Трегубов. Как немецкий гражданин, он, выйдя из лагеря через 8 лет, вернулся за границу. Написал книгу «Восемь лет во власти Лубянки», 1957.

Летом 1950 года делается неудавшаяся попытка похитить Валентину Константиновну Околович в Рункеле-на-Лане в Западной Германии.
В июне 1951 года там же разоблачены три немецких агента, получивших задание похитить Г. С. Околовича. Последний был вовремя предупрежден друзьями НТС в советской зоне. У агентов был автомобиль, лом и усыпляющие средства.
13 января 1954 года гражданским рейсом «Аэрофлота» из Москвы в Вену вылетел капитан госбезопасности Н. Е. Хохлов. Ему было поручено с санкции Политбюро ЦК КПСС осуществить во Франкфурте-на-Майне убийство Г. С. Околовича. 18 февраля Хохлов явился к Околовичу и, изложив суть дела, передал себя в распоряжение НТС. 22 апреля он демонстрирует прессе привезенные им усовершенствованные инструменты убийства. Дело получило широкую международную огласку.
13 апреля 1954 года на квартире у немецкого провокатора А. Глезке в Западном Берлине похищен председатель Комитета помощи русским беженцам, член Совета НТС А. Р. Трушнович. Он задохнулся в багажнике автомобиля после похищения.
20 июня 1954 года на своей квартире в Линце (Австрия) приведен в бессознательное состояние и увезен в советскую зону оккупации работник НТС Валерий Треммель.

Осенью 1954 года у памятника советским воинам в Западном Берлине схвачен и увезен на Восток член НТС Георгий Хрулев. Отбыв срок в лагерях, он вернулся на Запад.

Зимой 1954—1955 гг. делаются две неудачных попытки шантажировать и похитить работников НТС в Западном Берлине.

В 1955 году на границе с Тюрингией похищен член НТС Сергей Иванович Попов, по-видимому, со смертельным исходом, так как больше никаких сведений о нём не было.

29 декабря 1955 года в Западную Германию заслан восточногерманский агент Вольфганг Вильдпретт для убийства председателя НТС В. Д. Поремского. Вильдпретт сдался местным властям и раскрыл операцию.

15 сентября 1957 года во время конференции «Посева» сделана попытка отравить перешедшего на сторону НТС Н. Е. Хохлова. После 23-х дней борьбы врачей за его жизнь его удалось спасти.

В июле 1958 года взорван дом в Шпрендлингене под Франкфуртом, где жили семьи членов Союза с детьми и помещалось радиооборудование. Весь угол двухэтажного дома обвалился, но человеческих жертв не было.

В июле 1961 года организован взрыв во дворе здания «Посева»; цель — возбудить страхи соседей и выселить «Посев». Было также подложено взрывное устройство на стройке нового здания «Посева»; его разрядил лично ещё до приезда полиции Г. С. Околович.

В июне 1953 года восемь агентов НТС были сброшены на парашюте с американского самолета в районе Майкопа. Каждый имел при себе рацию, шифровальный блокнот и оружие. Все восемь НТСовцев были схвачены сотрудниками советской госбезопасности. Провал произошёл из-за информации, полученной советской разведкой от Кима Филби.

Первая заброска произошла в конце апреля 1953 года не на Кубань, а на Украину, в Винницкую область, район станции Казатин. Там были схвачены и через месяц расстреляны Александр Маков, Сергей Горбунов, Дмитрий Ремига и Александр Лахно. Заброску планировала английская разведка, а технически осуществляли американцы. Добровольцы нашлись из числа курсантов разведшколы ЦРУ под Мюнхеном.

Один из оставшихся в живых, Михаил Кудрявцев, в 1993 г. утверждал, что единственным их заданием было создание на Кубани подпольной ячейки и распространение листовок. Он сказал: «Ни НТС, ни ЦРУ не давало нам никаких указаний собирать сведения о секретных оборонных объектах СССР».

Однако один из основателей НТС Б. В. Прянишников, с сентября 1949 года по 20 сентября 1951 года занимавший пост председателя Нью-Йоркского отделения НТС, в комментариях к блоку документов по «парашютной акции» своего личного архива, датированных 16 января 1988 года и переданных в Государственный архив РФ (ГАРФ), привёл выдержки из «протоколов разведок 1955—1956 гг.». Рассматривая протокол от 2 сентября 1955 года, он пишет: «Пункт 4 этого протокола гласит: „Руководство НТС в лице Поремского, Околовича, Романова, Артемова, Ольгского, Брандта, Редлиха и др. полностью понимает наши требования и пытается со всей честью получить необходимые разведывательные результаты… Вопрос сознательности в НТС — это сложный вопрос, поскольку, хотя большинство его членов и понимает, что финансовая поддержка их организации исходит из какого-то западного источника, они были бы охвачены ужасом, если бы знали, что в качестве цены за эту поддержку их руководство согласилось и находится под полным руководством и контролем со стороны ЦРУ и СИС и вынуждено всю свою т. н. политическую деятельность проводить в ограниченных нами рамках…“

В пункте 6 этого же протокола отмечается: „Недавний раскол в НТС, который в известной степени можно отнести за счет не совсем умных и квалифицированных наших действий по использованию НТС в разведывательной деятельности, а также за счет возросшего контроля над организацией со стороны западных служб, привел к тому, что во главе НТС остались реалистически мыслящие и преданные нам лидеры, готовые выполнять все наши задания и рекомендации по разведке. Но в этом вопросе нужно соблюдать осторожность, чтобы не довести дело ещё до одного раскола, который мог бы оставить нас наедине с лидерами НТС и по сути дела без членов НТС, откуда мы черпаем свою агентуру“».

В 1950-х гг. НТС оказался под полным контролем ЦРУ. Для подготовки кадров в Германии был создан специальный Институт по изучению СССР, также обучение проходило в специальных школах США и Великобритании.

С 1951 года НТС стал проводить так называемые «шаровые акции». Они заключались в переброске на территорию СССР агитационной литературы при помощи воздушных шаров. Такие шары запускались с учётом направления ветра из граничащих с Советским Союзом стран, например, Финляндии. В 1957 году «шаровые акции» из-за их малой эффективности были свернуты.

С 1953 г. члены НТС принимали активное участие в работе «Радио „Освобождение“» (с 1959 г. — «Радио Свобода»).

Некоторые члены НТС, отсидевшие в лагерях ГУЛАГа и освобождённые после 1956 года, стали активно создавать группы и вторично подверглись репрессиям: в их числе Д. В. Брунст и Е. И. Дивнич, от имени которых КГБ позже выпустил «покаянные» книги. У Дивнича в 1953—1954 годах была группа в Воркуте, а в 1957—1959 годах он и Борис Оксюз (один из оставшихся после немецкой оккупации членов НТС) создали в Явасе Всероссийский Народно-Трудовой Союз, участники которого жили в разных городах и который был раскрыт по доносу жены одного из них. Закрытый процесс над ними в Москве прошёл в 1959 году.

Начиная с 1955 года значительное число советских граждан начало выезжать за границу на молодёжные фестивали, на всемирные выставки, на международные конференции и т. п. Члены НТС завязывали с ними беседы, передавали им книги, журналы «Посев» и «Грани», брошюры, газеты. Специально для советских моряков загранплавания НТС издавал газету «Вахта Свободы» (с 1956 года, в 1981—1987 гг. «Вахта»). НТС также использовал поддельные издания разных советских газет, так под видом советского издания НТС, в частности, впервые опубликовал доклад Хрущева на закрытом заседании XX съезда КПСС.

В октябре 1956 года НТС собрал совещание нескольких организаций, решившее созвать «Конгресс за Права и Свободу в России». Этот конгресс при участии 80 представителей различных направлений русской эмиграции собрался в Гааге в апреле 1957 года и выставил 130 «частичных требований» к советским властям (выдвижение более чем одного кандидата на выборах, признание права граждан на объединение в союзы, на выезд за границу, на свободное религиозное воспитание детей, отмена прописки, открытие кооперативных издательств, права родителей детей, уравнение колхозников с другими гражданами в праве на социальное обеспечение и другие).

С начала 1960-х годов получила распространение новая операция НТС под кодовым названием «Стрела». В её рамках члены НТС из разных стран мира посылали письма с агитационными материалами («стрелами») в СССР. Адресатов, как правило, выбирали из телефонных справочников или периодической печати. Рассылка «стрел» позволяла устанавливать контакты с противниками коммунистического режима в СССР.

Операции НТС были как открытыми, так и закрытыми. Открытые операции (публичные акции) выполнялись для того, чтобы привлечь внимание мировой общественности к тем или иным фактам о жизни в Советском Союзе, наличию в СССР оппозиции советской власти, а также к деятельности НТС в качестве активной антикоммунистической организации. Публичные акции, проводимые в ходе таких операций, находили широкое отражение в зарубежной прессе. Примерами открытых операций могут служить акции в защиту Синявского и Даниэля, генерала Григоренко, академика Сахарова.

Закрытые операции были направлены на те же цели, но рассчитаны они были главным образом на население СССР. Для закрытых операций за «железным занавесом» в НТС существовали специальные структуры (последним из них по времени создания был Закрытый сектор). Исполнители закрытых операций, как из числа эмигрантов, так и иностранцев, именовались «орлами» и «орлицами». Сами же операции называли «орловскими». По данным одного из сотрудников Закрытого сектора Андрея Васильева, всего за период с 1960 по 1990 годы НТС провело 1097 «орловских» операций. В том числе: в СССР — 933; Польше — 80; ЧССР — 59. Также было проведено около 500 операций «подключения» — передаче людям, с которыми были налажены контакты, материальной помощи: одежды, продуктов, радио- и фотоаппаратуры для продажи и т. п.

Главными задачами «орлов» были доставка нелегальной литературы советским гражданам, связанным с НТС, и вывоз за рубеж самиздата. «Орлы» проходили специальную подготовку, включавшую в себя изучение необходимых приемов конспирации. По официальному утверждению руководства НТС случаи провалов «орлов» были крайне редки. Тем не менее, несколько человек все же подверглись задержанию органами КГБ. Большинство из них, граждане других государств, были выдворены из страны. Некоторые, однако, оказались в заключении.

Так в январе 1967 года был арестован западногерманский студент Фолькер Шаффхаузер. При нём оказались микрофильмы с литературными материалами из журнала «Грани». По решению Ленгорсуда он был приговорен к 4 годам лагеря строгого режима по 70 ст. УК РСФСР («Антисоветская агитация и пропаганда»). Отбыв в заключении два года, Шаффхаузер в феврале 1969 года был обменян советской стороной на Хайнца Фельфе, отбывавшего 14-летний срок в ФРГ за шпионаж в пользу СССР.

23 декабря 1976 года был арестован и приговорен к 5 годам заключения бельгиец Антон Пейпе, раздававший программные материалы НТС напротив Ленинградского государственного университета. Через 6 месяцев заключения под давлением общественности он был освобожден и выдворен за пределы СССР.

Всего же в результате «орловских» операций и «шаровых акций» в Советский Союз было переброшено около 100 миллионов листовок. Большая часть из них была изъята органами КГБ, но некоторая нашла своих адресатов.

В изданиях НТС «Посев» и «Грани» публиковались многие диссиденты из СССР, в частности, А. Солженицын, А. Галич, Б. Окуджава, Г. Владимов и др.

Характерным для изданий НТС является освещение в положительном смысле деятельности генерала А. Власова и его последователей. В послевоенные годы НТС, бывший до того белоэмигрантской организацией, пополняют новые члены, среди которых немалую долю составляют бывшие «власовцы», а в 1970-е — первой половине 1980-х гг. и представители т. н. «третьей волны» эмиграции — выходцы из СССР.

Перестройка: постепенная легализация де-факто в СССР

После своего ареста летом 1982 года советские диссиденты Валерий Сендеров и Ростислав Евдокимов объявили органам КГБ о том, что они являются членами НТС. Выйдя на свободу в начале 1987 года, они оказались первыми в России открытыми членами НТС.

В 1988 году в СССР насчитывалось уже четыре открытых члена НТС. О своём членстве в Союзе объявили также член РК НТС Александр Мазурин и член Совета НТС Андрей Деревянкин.

В 1987-91 гг. НТС придерживался как тактики развития собственной организации Союза в России, так и всемерного содействия появлению новых оппозиционных организаций в СССР, укреплению и расширению правозащитного движения.

В феврале 1988 года Валерий Сендеров провел первую пресс-конференцию НТС в Москве. В октябре 1988 года на 10-тысячной демонстрации на стадионе «Локомотив» в Ленинграде Ростислав Евдокимов впервые в СССР поднял трехцветный российский национальный флаг.

Активисты НТС в России способствовали созданию первых оппозиционных партий в СССР, таких, как Российское христианское демократическое движение, Демократический Союз. В создании РХДД принял деятельное участие Валерий Сендеров, Демократического Союза — Андрей Деревянкин. Оба вошли в руководство упомянутых организаций.

Немало было сделано Союзом для возникновения независимого профсоюзного движения в СССР, в частности — Независимого профсоюза горняков. С использованием средств и полиграфической базы НТС в России были впервые осуществлены массовые тиражи как литературы Союза, так и иной неподцензурной печати.

Ряд видных деятелей НТС из-за рубежа — Роман Редлих, Борис Пушкарев, Елизавета Миркович, Борис Миллер и другие — впервые посещают Россию и встречаются со своими соратниками в стране. Съезды, конференции и другие внутрисоюзные акции впервые проводятся в Отечестве.

Преследование НТС полностью прекращено. Представители НТС приезжают в Россию с лекциями, распространяют литературу. Стала возможной подписка на журналы «Грани» и «Посев».

В 1996 г. НТС был зарегистрирован в министерстве юстиции России как общественно-политическое движение. Кандидаты от НТС пытались баллотироваться в Госдуму и местные органы власти, однако почти всегда безуспешно.

Легализация НТС в России способствовала почти полной потере интереса к этой организации со стороны населения. Либералов, которые ранее читали «Посев» и «Грани» из-за публикаций в них советских диссидентов, оттолкнула довольно консервативная идеология этой организации (НТС до сих пор не осудил «корпоративную» идеологию ранних лет своего существования), а плюрализм в сфере печати привёл к тому, что данные журналы стали печатать работы почти исключительно активистов НТС, тогда как ранее в них широко была представлена палитра российской общественной мысли. С точки зрения партий национально-патриотической направленности, напротив, программа НТС выглядела слишком вялой и нерешительной. И тем, и другим претило откровенно положительное отношение НТС к генералу Власову и его последователям. Кроме того, большинство представителей национал-патриотической оппозиции в 1990-е годы не разделяли позицию НТС по отношению к ельцинскому режиму, который последние однозначно поддерживали в противоборстве с коммунистической оппозицией.

В последние годы НТС прекратил какую-либо деятельность как политическая организация и теперь лишь популяризирует идеи солидаризма.

Объединение солидаристов-корпоративистов Народно-трудового союза — НТС(оск)

Объединение солидаристов-корпоративистов Народно-трудового союза — НТС(оск) — выделилось в 2010 году из Санкт-Петербургской группы Народно-трудового союза российских солидаристов (НТС).

Идеологически ориентирована на традиционные для НТС и европейских крайне правых принципы корпоративного солидаризма. В практической политике делает упор на взаимодействие с «неформальными сообществами». Численность — около 30 человек. Участвует в деятельности Гражданского комитета Санкт-Петербурга (председатель Ольга Курносова). От других крайне правых организаций отличается отсутствием акцентов на национализме, демонстративным сотрудничеством с кавказскими активистами.

В ноябре 2009 года Интернет-ресурс Санкт-Петербургской группы НТС «Народная трибуна СПб» опубликовал заявление в поддержку Владимира Кумарина. Это вызвало раскол в группе, большинство которой попыталось отмежеваться от редакции «НТСПб». Сайт Объединения — Народная трибуна СПб

16 октября 2010 года в петербургском пивном баре «Донжон» состоялось публичное собрание членов санкт-петербургской группы НТС «тамбовской ориентации». Было учреждено Корпоративистское звено НТС, впоследствии переименованное в Объединение солидаристов-корпоративистов — НТС(оск). На собрании были замечены лица, известные в Петербурге связями с лидерами «тамбовского сообщества». Председателем новой организации стал Андрей Комарицын, менеджер бизнес-структуры из Кирова. Приоритетами были объявлены работа с гражданскими корпорациями и антикоммунизм.

Ближайшим союзником НТС(оск) стал создаваемый в Санкт-Петербурге свободный профсоюз во главе с известным профсоюзным деятелем 1990-х годов Игорем Шараповым, недавно освобождённым из мест лишения свободы после отбытия десятилетнего срока.

12 декабря 2010 года Андрей Комарицын выступил в Петербурге на митинге в поддержку Михаила Ходорковского, зачитав заявление НТС(оск) с призывом бороться за освобождение Кумарина.

25 и 29 марта 2011 года НТС(оск) организовал акции в поддержку ливийского восстания против режима Каддафи.

16 октября 2011 года в том же пивбаре «Донжон» проведено очередное собрание НТС(оск). Новым председателем избран Станислав Бусыгин. В петербургских СМИ собрание сравнивалось с «пивными акциями» НСДАП.

Новое объединение наиболее близко к идеологии солидаризма, в значительной степени утраченное после раскола 1996 года.

В декабре 2011-го — феврале 2012 года НТС(оск) принимал активное участие в протестных выступлениях. На митингах оппозиции выступали Станислав Бусыгин, Игорь Шарапов, Аркадий Орлов.

С начала 2012 года НТС(оск) принимал активное участие в деятельности Гражданского комитета СПб. 6 мая представители НТС(оск) прибыли в Москву в составе делегации ГК для участия в «Марше миллионов», но были задержаны полицией. Отмечались также связи НТС(оск) с организациями радикально-националистического толка, оказание им охранных услуг специфического свойства.

12 июня 2012 года НТС(оск) принял участие в следующем «Марше миллионов» под утверждённой эмблемой — изображением рыжего кота на бело-чёрном полотнище.

3 сентября 2012 года НТС(оск) организовал контракцию в поддержку сирийского восстания против режима ПАСВ и Башара Асада.

Публиковалась информация о связях НТС(оск) с украинскими ультраправыми националистами.

Периодически активисты НТС(оск) выражали поддержку организации антинаркотическому движению Евгения Ройзмана. В декабре 2012 года петербургский ГК по инициативе НТС(оск) солидаризировался с бунтом в копейской исправительной колонии. Отмечалось также их участие в петербургских локальных акциях не только политического, но и социального протеста. С позиций НТС(оск) разрабатываются некоторые материалы в аппарате Законодательного собрания.

В ноябре 2012 года активисты НТС(оск) учредили в Санкт-Петербурге «Северо-Западную колонну» движения Восточная фаланга.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*