Умар Каям

Умар Каям (1932-2002) – индонезийский писатель, литературный критик, культурный деятель. Родился в 1932 г. в г. Нгави (пров. Восточная Ява). Высшее образование получил в США, в 1965 г. защитил диссертацию в Корнеллском университете (г. Итака). Автор сборника рассказов «Тысяча светляков Манхаттана» (1972), повестей «Сумарах» (1975) и «Бавук» (1975), литературоведческого исследования «Искусство, традиция, общество» (1981). Лауреат литературной премии Юго-Восточной Азии (S.E.A. Write Award) 1987 года.

Увлекался не только литературой, но и другими видами искусства – кинематографией, театром. Был одним из создателей театра на кампусе университета Гаджа Мада.

Был директором Университетского издательского фонда, председателем Джакартского совета по делам искусств, и.о. ректора Джакартского института художественного образования. В 1967 году он был назначен генеральным директором радио, телевидения и кино при Министерстве информации. На этом посту он прославился как человек, сделавший очень многое для создания индонезийского кинематографа. Занимал административные и преподавательские должности в университетах Джакарты, Джокьякарты, Уджунгпанданга. Избирался депутатом Временного Народного консультативного конгресса. Член редколлегии литературного журнала «Horizon».

После свержения социалистической диктатуры Сукарно и прихода к власти военных во главе с генералом Сухарто перед последними встала задача “обуздания улиц” и направления антикоммунистических настроений в конструктивное русло. Индонезия, за короткий срок пережившая ряд крайне травматических исторических событий, представляла собой бедную и чрезвычайно криминальную страну. Ситуация усугублялась тем, что в ходе антикоммунистического переворота молодёжь организовалась в крупные банды, которые обросли коррупционными связями и вдобавок активно помогали военным в процессе чисток. Зачастую провести чёткую границу между гангстерами, военными и официальными студенческими структурами было невозможно – так, представители KAMI (Kesatuan Aksi Mahasiswa Indonesia, KAMI; Союз действия студентов Индонезии) преклонялись перед харизматичным военно-парамилитарным лидером Сарво Эди, который, в свою очередь, активно сотрудничал с уличным криминалом в процессе чисток страны от коммунистов.

В этих условиях прагматики из окружения генералов заговорили о необходимости «завоевания симпатий улиц и домов» и создания эффективной пропаганды. В марте 1967 года прозвучала идея создания «Независимой группы», задачей которой была бы либерализация культуры, внедрение новых социологических концепций, наведение мостов между военными и гражданскими инициативными группами и разработка политической концепции для индонезийского общества. О готовности возглавить такую структуру заявлял даже влиятельный министр иностранных дел Адам Малик — один из наиболее прагматичных политиков в стране. «Независимая группа» выступала за введение двухпартийной системы, в рамках которой одна партия продвигала бы концепцию более быстрых преобразований и выступала от лица «прогрессистов», а вторая стояла бы на позициях медленных и осторожных перемен и отражала точку зрения консерваторов.

Однако всех конкурентов на тот момент переиграла группа интеллектуалов, правозащитников и гражданских активистов, сплотившаяся вокруг Умара Каяма. К Каяму примкнул видный индонезийский журналист, главный редактор и основатель газеты «Indonesia Raya» Мохтар Лубис, неоднократно сидевший в тюрьме при левом режиме Сукарно, вошедший в список героев-борцов за свободу слова. Он основал большое количество СМИ (у них с Каямом был совместный проект — журнал «Horizon») и очень повлиял на децентрализованный и достаточно свободный стиль индонезийских медиа. Лидеры «Независимой группы» пользовались покровительством некоторых высокопоставленных военных радикалов, наподобие генерал-майора Кемаля Идриса, или генерал-майора Дхарсоно. Именно эти люди предложили свои услуги по легитимизации военного правительства.

Однако, просуществовав недолгое время, «Независимая группа» неожиданно потеряла своё влияние. Сухарто и его окружение сочли концепцию двухпартийной системы неэффективной и ненужной, а кроме того, они стремились нейтрализовать радикалов как слева, так и справа. Первоначальная симпатия режима Нового Порядка к студенчеству постепенно сходила на нет. Всё бо´льшее влияние приобретала «Берклийская мафия» — группа экономистов и технократов, ориентированных на стабильность и устойчивость. Сам Сухарто сделал ставку на создание «рыхлой» системы, в рамках которой он мог бы поддерживать баланс, поднимая и опуская те или иные политические группировки или кланы. Нужда в «Независимой группе», которая была слишком инициативной, неординарно мыслящей и беспокойной, отпала.

Тем не менее, влияние Умара Каяма на индонезийскую политику, особенно в социальной и культурной сферах, оказалось очень значительным. Благодаря ему и другим участникам «Независимой группы», таким, как Мохтар Лубис, в стране всегда был достаточно высокий (для государства с военной диктатурой) уровень свободы культуры и свободы прессы.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*